ЕСПЧ поддержал адвокатов, чей «гонорар успеха» был оспорен прокурором спустя два с половиной года после взыскания

08 января 2019 г.
0

ЕСПЧ поддержал адвокатов, чей «гонорар успеха» был оспорен прокурором спустя два с половиной года после взыскания
ЕСПЧ поддержал адвокатов, чей «гонорар успеха» был оспорен прокурором спустя два с половиной года после взыскания

Европейский Суд указал, что необоснованное продление сроков апелляции является вмешательством в принцип правовой определенности

Один из заявителей, адвокат Сергей Бородин выразил удовлетворение решением ЕСПЧ, отметив, что оно подтвердило правоту доводов адвокатов в суде о том, что решение об отмене взыскания «гонорара успеха» является незаконным.

13 ноября Европейский Суд по правам человека вынес Постановление по делу «Пауль и Бородин против России». Заявители жалобы, адвокаты АК «Бородин и партнеры» Сергей Бородин и Алексей Пауль, указывали на нарушение принципа исключительности роли прокуратуры в гражданском судопроизводстве, установленного ст. 6 Конвенции «Право на справедливое судебное разбирательство».

В 2008–2010 гг. группа адвокатов АК «Бородин и партнеры» оказывала юридическую помощь по соглашению, которая была направлена на возврат в собственность муниципальной транспортной компании «Воронежпассажиртранс» комплекса объектов электротранспорта (троллейбусов и тяговых подстанций) на общую сумму свыше 600 млн руб. По условиям соглашения адвокаты должны были получить «гонорар успеха» в размере 2,5% от этой суммы.

Услуги были оказаны в полном объеме, однако оплатить помощь адвокатов их доверитель не смог ввиду тяжелого финансового положения. В связи с этим они обратились в суд с требованием о взыскании задолженности по договору.

Решением суда от 22 июня 2010 г. требования истцов были удовлетворены в полном объеме, с транспортной компании была взыскана задолженность в общей сумме свыше 40 млн руб. В порядке субсидиарной ответственности обязанность погасить задолженность была возложена на администрацию города. Взысканные денежные средства были перечислены на счет адвокатского образования. Решение суда не обжаловалось.

Однако в январе 2013 г., спустя два с половиной года с момента вступления решения суда в силу, прокурор Воронежской области обратился в суд с заявлением о восстановлении процессуального срока на обжалование решения суда. При этом ни транспортная компания, ни городская администрация в процессе рассмотрения заявления о восстановлении пропущенного срока не участвовали и не поддерживали его.

13 июня 2013 г. определением суда в восстановлении процессуального срока прокурору было отказано. В обоснование своей позиции суд указал, что прокурор не обращался с заявлением в защиту прав, свобод и законных интересов других лиц и не вступал в процесс для дачи заключения, поскольку его участие в данном споре в качестве обязательного не предусмотрено законом.

Прокурор обжаловал отказ в областной суд, который подтвердил его право на обращение в суд первой инстанции с указанным заявлением в соответствии с процессуальным законодательством, а также на подачу самого апелляционного представления. При этом областной суд сослался на ст. 35 Закона о прокуратуре.

В апелляционном представлении прокурор просил отменить решение суда от 22 июня 2010 г. и принять новое, отказав истцам в удовлетворении требований о взыскании суммы задолженности по соглашениям об оказании юридической помощи, ссылаясь на незаконность и необоснованность решения, а также неправильное применение судом норм процессуального права. Апелляция определением от 12 ноября 2013 г. (есть в распоряжении «АГ») удовлетворила представление прокурора. Кроме того, в порядке ст. 445 ГПК был произведен поворот исполнения решения первой инстанции, и с адвокатов в пользу администрации города была взыскана сумма, равная их «гонорару успеха».

Заявители обратились в Конституционный Суд РФ с жалобой на нарушение их конституционных прав ст. 35 Закона о прокуратуре, ч. 3 ст. 45 и ст. 112 ГПК. Они указали, что данные нормы позволяют прокурору, не принимавшему участия в деле и чье участие не являлось обязательным, обращаться с заявлением о восстановлении срока на апелляционное обжалование.

КС Определением от 21 ноября 2013 г. № 1782-О в принятии жалобы к рассмотрению отказал. При этом Суд обратил внимание, что прокурор наделен правом обжаловать решение суда, не вступившее в силу, но только в том случае, если он обратился в суд первой инстанции с заявлением в защиту прав, свобод и законных интересов других лиц или участвовал в деле, а также в тех случаях, когда он не привлекался судом первой инстанции к участию в деле, в котором его участие является обязательным по закону.

КС подчеркнул, что данную позицию разделяет Верховный Суд РФ в ПостановленииПленума от 19 июня 2012 г. № 13 «О применении судами норм гражданского процессуального законодательства, регламентирующих производство в суде апелляционной инстанции». Таким образом, Суд поддержал доводы заявителей, однако указал на необходимость обратиться в вышестоящие суды общей юрисдикции для защиты нарушенных прав.

30 января 2014 г. заявители обратились в ВС с кассационной жалобой на определение областного суда от 8 августа 2013 г., однако получили отказ в ее передаче на рассмотрение.

В жалобе в ЕСПЧ (есть у «АГ»), направленной 7 апреля 2014 г., Сергей Бородин и Алексей Пауль указали на нарушение принципа исключительности роли прокуратуры в гражданском судопроизводстве, установленного ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод «Право на справедливое судебное разбирательство». При этом они сослались на ранее вынесенное Постановление ЕСПЧ от 15 января 2008 г. по делу «Менчинская против России», согласно которому участие прокурора в гражданских и экономических делах по историческим и экономическим причинам, а также соображениям эффективности допустимо, но их роль при этом должна быть исключительной.

Заявители отметили, что прокуратура Воронежской области вступила в гражданское судопроизводство с участием заявителей вопреки положениям ГПК, постановления Пленума ВС, и данное обстоятельство было установлено КС. При этом, подавая заявление на восстановление пропущенного срока и апелляционное представление, прокуратура выступила на стороне лиц, участвующих в деле, хотя последние не имели таких намерений. «Следовательно, обращение прокуратуры в суд с заявлением о восстановлении пропущенного срока было не только незаконной и необоснованной ее инициативой, но и противоречило позиции тех лиц, в интересах которых она вступила в дело», – указано в жалобе.

Поясняя также нарушение принципа субсидиарности относительно участия прокуратуры в гражданском судопроизводстве, заявители отметили, что согласно п. 56 Заключения Европейской комиссии за демократию через право (Венецианская комиссия) вмешательство прокурора допустимо лишь в том случае, когда цель процедуры не может быть достигнута иным образом.

В качестве компенсации материального ущерба Алексей Пауль просил присудить ему 200 тыс. руб., а Сергей Бородин – 8,5 млн руб.

В возражениях на жалобу Правительство РФ указало, что вмешательство прокурора и восстановление пропущенного процессуального срока на подачу апелляционного представления оправданны, так как решение, вынесенное в пользу заявителей, касалось общественных интересов. Заявленный размер компенсации Правительство сочло чрезмерным и необоснованным.

Рассмотрев материалы дела, ЕСПЧ отметил, что, поскольку продление сроков апелляции представляет собой вмешательство в принцип res judicata, лицо, запрашивающее об этом, должно действовать незамедлительно с момента, когда оно узнало или должно было узнать о решении, подлежащем обжалованию.

Европейский Суд пришел к выводу о нарушении п. 1 ст. 6 Конвенции в связи с вмешательством в принцип правовой определенности. Суд напомнил, что ранее рассматривал подобное дело (дело № 33636/09 «Магомедов и другие против России» от 28 марта 2017 г.), в котором установил, что национальные суды не исполнили обязанности по проверке момента, когда вступающая в дело сторона узнала или «должна была узнать» о принятии судебного акта против нее, в том числе с учетом значительного интервала между вынесением решений и подачей просроченных апелляционных жалоб. При этом он подчеркнул, что в рассматриваемом деле не видит оснований для иного вывода.

Отклоняя требования заявителей о компенсации материального вреда, Суд пояснил, что не видит причинно-следственной связи между ним и нарушением ст. 6 Конвенции. Более того, он считает, что обнаружение нарушения представляет собой справедливую компенсацию любого нематериального ущерба, который могут понести заявители.

«После четырех с половиной лет ожидания мы получили результат, на который очень рассчитывали. ЕСПЧ подтвердил правоту наших доводов в суде о том, что решение об отмене взыскания гонорара за юридическую помощь является незаконным», – отметил в комментарии «АГ» один из заявителей жалобы, адвокат Сергей Бородин.

На вопрос корреспондента «АГ» о том, какие действия адвокаты намерены предпринять в связи с постановлением Страсбургского суда, Сергей Бородин сообщил, что 29 ноября состоится встреча с заместителем министра юстиции РФ, Уполномоченным РФ при ЕСПЧ Михаилом Гальпериным, в ходе которой планируется обсудить заключение мирового соглашения в рамках данного дела.

Татьяна Кузнецова

Теги статьи: СудПрокурорыЕСПЧАдвокат

Статьи по теме:

«Форэс» засудил пенсионера, указавшего на нарушения
Сестры Хачатурян. Мракобесие и джаз даркнета
Экс-глава Серпуховского района Шестун порезал себе вены на заседании суда
За два года свыше тысячи человек были осуждены в России за нарушения авторских прав
НБУ предоставил суду в Швейцарии аргументы в процессе против Коломойского